Известия ТСХА, выпуск 1, 2016 год

Известия ТСХА, выпуск 1, 2016 год

ОРЛОВСКАЯ ПОРОДА КУР. ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

И.Г. МОИСЕЕВА , А.А. СЕВАСТЬЯНОВА, А.В. АЛЕКСАНДРОВ, А.Б. ВАХРАМЕЕВ, М.Н. РОМАНОВ, Ю.И. ДМИТРИЕВ5, С.К. СЕМЕНОВА, Г.Е. СУЛИМОВА

(1 Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН; 2 Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт птицеводства; 3 Всероссийский научно-исследовательский институт генетики и разведения сельскохозяйственных животных; 4 University of Kent, Canterbury; 5 Латвийское общество птицеводов-любителей; 6 Институт биологии гена РАН)

Настоящая публикация представляет собой обзор материалов о старинной отече­ственной орловской породе кур. Приведены исторические сведения о месте (средняя поло­са России) и времени происхождения (конец XVIII в.). Информация о предполагаемых пред- шественниках породы дополнена генетическими исследованиями авторов. Представлено описание орловской породы кур русского типа. Рассмотрены данные о распространении по­роды в России и за рубежом, современном ее состоянии, участии в выставках птицеводства. Проанализированы факторы, затрудняющие разведение породы, и намечены первоочеред­ные задачи по ее сохранению.

Ключевые слова: орловская порода кур, происхождение, распространение, описание, генетика, разнообразие, отбор, сохранение.

В предлагаемой статье авторы поставили задачу познакомить читателей дан­ного журнала с некоторыми общими сведениями о старинной орловской породе кур (рис. 1), ее происхождении, истории и современном состоянии. Орловские куры счи­таются в России национальной породой подобно орловскому рысаку, ярославской породе крупного рогатого скота, романовской овце, русской псовой борзой собаке и другим выдающимся породам отечественной селекции.

Порода орловских кур широко известна не только в России, но и за рубежом. Она внесена в каталоги пород кур многих стран. Об этой породе написано много статей, разделов и глав в книгах, посвященных животноводству и птицеводству [1, 2, 6, 7, 9, 11 и др.], проведен ряд исследований по изучению генетических особенностей [11, 13–16, 24 и др.].

Орловские куры имеют широкое внутрипородное разнообразие, выражающе­еся во множестве разновидностей по окраске оперения, а также в наличии карлико­вых форм и типов, зависящих от географии распространения. Ввиду этого описание 79

орловской породы, требования к ее внешнему виду и окраске оперения могут разли­чаться в разных странах и у разных разводчиков.

Учитывая упомянутые породные особенности, авторы настоящей публикации (многие из которых не один десяток лет посвятили разведению и селекции орловских кур) старались представить обобщенный портрет данной породы, при этом в большей степени обратить внимание на орловскую породу русского типа.

К сожалению, орловских кур в настоящее время можно причислить к группе риска по исчезновению пород не в физическом смысле, а в смысле потери характерных породных признаков орловских кур русского типа, какой она была в период своего расцвета во второй половине XIX в.

Подобную судьбу, а может быть, еще более драматичную, разделяют поч­ти все наши отечественные породы кур. Специальные расчеты показали, что из 102 отечественных пород и разновидностей кур, данные о которых были собра-ны к 1996 г., за последние 50–100 лет полностью исчезли 17 (16,7%), нет никакой информации о существовании 27 (26,5%), на грани исчезновения находятся 13 по­род (12,7%) [3]. Можно предположить, что к сегодняшнему дню эти потери еще больше, учитывая последствия распада территории СССР на отдельные государ­ства, негативные процессы в экономике постсоветской России, военные конфлик­ты в бывших советских республиках [3]. Правда, следует заметить, что наряду с потерей числа пород и увеличением группы риска наблюдается процесс и поло­жительного характера: создание новых популяций и воссоздание уже исчезнув­ших пород. Тем не менее сокращение численности пород сельскохозяйственных животных, в том числе и кур, остается мировой тенденцией последних десяти- летий [3].

Происхождение

Место и время происхождения — средняя полоса России. Время созда- ния породы — конец XVIII века. Есть основания предполагать, что выведение породы происходило в имении графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского (1737–1807/08) — видного политического и военного деятеля во время правления императрицы Екатерины II (1729–1796), и, видимо, свое название порода получи­ла от его фамилии. Известно, что граф Орлов занимался выведением пород кур, голубей, и известный орловский рысак тоже был создан при его непосредствен­ном участии. В отношении происхождения названия породы существует и другое мнение. Так, Marks, Krebs [26] считают, что порода названа в честь города Орлов в Вятской губернии, но большинство специалистов-птицеводов придерживаются пер- вой версии.

Исходные формы, послужившие основой для создания орловских кур. По это­му поводу существуют различные предположения: 1) от гилянских кур (рис. 2) из персидской провинции Гилян и от кур неизвестной породы, имевшей бороду и баки [7]; 2) в результате скрещивания малайских кур с хохлатыми или бородатыми курами [1, 2, 22, 24, 28]. Кроме письменных свидетельств ученых и специалистов, следу­ет обратить внимание на наблюдения любителей в области птицеводства, которые отмечают, что в потомстве орловских кур иногда появляются особи с признаками малайских, гилянских, английских бойцовых кур старого типа. От малайских кур у орловских сохранилась широкая лобная кость.

Известно, что граф Орлов, будучи азартным человеком и сам принимавший участие в кулачных боях, увлекался петушиными боями. Он выписывал из Англии бойцовых петухов [2] (видимо, английских бойцовых старого типа), которые имели красное оперение, с черной грудью, планируя создать отечественную бойцовую по­роду кур. В его хозяйстве также имелись и гилянские куры. Можно предположить, что на первом этапе создания граф Орлов скрещивал гилянских и английских бой­цовых петухов с местными курами для получения помесей, более выносливых и приспособленных к суровому климату России. Впоследствии в разное время обра­зовались две самостоятельные породы — московская бойцовая и орловская. Первая созданная разновидность орловских была по окраске оперения красной, сейчас мы называем ее алой (рис. 3).

Заметим, что документальных исторических подтверждений времен графа Ор­лова о том, как была создана орловская порода кур, не сохранилось, либо мы ими не располагаем.

Поскольку гилянская порода упоминалась в качестве одной из исходных по­род при создании орловских кур, то приведем о ней некоторые известные нам сведе­ния. Первые упоминания о существовании гилянской породы в Российской империи мы находим в книге Н.Г. Теплова «Птичий двор» [18]. Автор приводит ее название в общем списке пород, разводимых к тому времени в стране. Впоследствии эту породу мы встречаем в качестве экспонатов почти на всех крупных выставках птицеводства конца XIX в. Известно, что еще в начале XX в. она существовала в России как самостоятельная порода одновременно с орловской. Стандарт и рису­нок гилянских кур даны в «Альбоме хозяйственных пород домашней птицы» [4]. Гилянские куры отличаются от орловских по многим признакам: голова у гилянских маленькая, удлиненная, плюсны и клюв белого цвета. Сходство наблюдается по на­личию бороды, баков, ореховидного гребня, бойцового типа телосложения и таким окраскам оперения, как алая, ситцевая и белая [4, 7].

Некоторую косвенную информацию о происхождении орловских кур мы можем почерпнуть из результатов изучения орловской породы, предполагаемых ее предшественников, пород других географических регионов и диких видов кур по биохимическим маркерам генов, удобных тем, что они имеют кодоминантное наследование (собственные и литературные данные).

Собственные исследования проводились в 1988–1994 гг. в Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН (ИОГен) (сейчас — Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН) на базе коллекционных ферм Всероссийского научно-исследовательского и техно­логического института птицеводства (ВНИТИП), Всероссийского научно-иссле­довательского института генетики и разведения сельскохозяйственных животных (ВНИИГРЖ), Российского государственного аграрного университета — МСХА име­ни К.А. Тимирязева (ТСХА) и частных коллекций.

Проанализируем результаты тестирования птицы по полиморфизму транс­феррина, присутствующего в сыворотке крови, белке яиц и семенной жидкости. Во всех трех указанных биологических субстанциях генетический контроль транс­феррина одинаков. Наследственный полиморфизм этого белка относительно редко встречается у домашних кур, и поэтому его можно использовать в качестве наи­более информативного биохимического маркера в определении генеалогических связей пород. В указанных выше исследованиях из 23 изученных отечественных 82

(на территории бывшего СССР) пород кур полиморфизм по трансферрину был най­ден в белке яиц у четырех пород: русской черной бородатой, адлерской серебристой, панциревской черной и орловской. Остальные породы были мономорфны и имели только один вариант/аллель трансферрина — TF*В. У трех первых указанных пород степень полимофизма по трансферрину была низкой и присутствовала у единичных особей.

Впервые в этих же опытах у орловской породы во всех изученных разновид­ностях (алой, ситцевой, махагоновой, карликовой белой и ситцевой) обнаружено наличие всех трех наследственных вариантов/аллелей трансферрина: TF*A, TF*B и TF*C (N=59).

Среди зарубежных пород кур полиморфизм по трансферрину встречается чаще у пород азиатских корней, но довольно редко — у европейских. Так, пользуясь данными, собранными И.Г. Моисеевой по биохимическому полиморфизму у разных пород кур, видим, что наибольшая степень полиморфизма по трансферрину наблю­дается у китайских пород кур: из 13 изученных пород 10 (76,9%) были полиморфны по этому белку; из 39 японских пород полиморфными были 15 (38,5%). Такую же статистику по европейским породам привести было трудно, поскольку они по срав­нению с азиатскими традиционными породами чаще всего имеют смешанное евроа­зиатское происхождение.

Продолжая обсуждение предполагаемых предшественников орловской поро­ды, приведем сведения о том, что полиморфизм по трансферрину найден у англий­ской бойцовой породы старого типа (N=19) [21]. На данный момент достоверно неиз­вестно наличие полиморфизма по трансферрину у малайской бойцовой породы. Тем не менее ее нельзя исключать из возможных предшественников орловских.

Подобные исследования с использованием биологических образцов у гилян­ской породы не проводились: в России она не встречается уже более 100 лет, и не­известно, существует ли она в Иране. Однако тестирование 5 местных популяций кур Ирана (Garden Lokht, Marandy Black, Marandy White, Lary, Omumy) по биохи­мическим маркерам генов показало, что в первых трех из них обнаружен полимор­физм по трансферрину [20]. Таким образом, шансы считать английских бойцовых старого типа и гилянских в качестве исходных форм при создании орловской породы в определенной степени повышаются.

Нельзя не отметить и тот факт, что бойцовые породы, возможно, ведут свое начало от диких видов кур. Что же нам известно в отношении полиморфизма транс­феррина у существующих четырех видов диких кур, а именно: Gallus gallus (Red Jungle Fowl), Gallus sonneratii (Grey Jungle Fowl), Gallus lafayetti (Ceylonese Jungle Fowl) и Gallus varius (Green Jungle Fowl)? По имеющимся данным (из архива И.Г. Моисеевой), полиморфизм по трансферрину обнаружен у всех четырех видов диких кур.

Как уже говорилось, результаты исследований по трансферрину можно рас­сматривать как дополнительные данные в вопросах происхождения орловских кур. Но можно проследить, откуда появился полиморфизм по трансферрину у конкретной породы, однако не следует путать истоки породы и последующие включения гено­фондов других пород. Время от времени встречаются сообщения о том, что к орлов­ским курам приливали кровь других пород. Так, P. Keller [25] указывает, что после окончания Второй мировой войны в Германии проводилось скрещивание орловских кур с ситцевыми суссексами (Speckled Sussex). Такое решение, очевидно, было при­нято в связи с возникшими трудностями чистопородного разведения небольшого по­головья сохранившихся орловских кур.

Итак, возвращаемся к вопросу о предшественниках орловской породы. Несмо­тря на имеющиеся сведения в отечественной научной литературе об одновременном существовании обеих пород (орловской и гилянской) в определенный период на тер­ритории Российской империи [4, 7, 8, 12], в современной зарубежной печати, на­пример, в английской Википедии (http://www.en.wikipedia.org/wiki/Orloff_(chicken) и некоторых других источниках, появились ошибочные утверждения о том, что яко­бы современные исследования показали: эта порода не российского, а персидского происхождения. Один из авторов настоящей публикации, М.Н. Романов, пытался восстановить справедливость в отношении принадлежности орловской породы кур достижениям российского птицеводства. Однако редакторы английской Википедии не сочли нужным исправить этот казус.

Известно, что почти все породы кур создаются путем скрещивания нескольких пород и последующим отбором новых перспективных форм. Не является исключе­нием и орловская порода. Возможно, отчасти несогласованность в географической принадлежности орловской породы возникает из-за того, что некоторые отечествен­ные ученые, в частности, И.И. Абозин, называли орловских кур гилянскими, а гилян­ских — русскими голландками [1, 4].

Селекционеры, разводящие орловскую породу, предполагают, что орловская ситцевая была получена путем выщепления из алой разновидности. Однако не ис­ключено и прилитие крови от пород, обладающих генами, контролирующими ситце­вую окраску оперения. Остается вопрос: когда в нашем отечестве появились орлов­ские ситцевые. Ответить на него оказалось не просто, так как в отчетах о выставках XIX–XX вв. часто фигурируют названия породы без указания разновидности. Если 84

обратиться к старым источникам [1, 2], то в 1881 г. упоминается несколько расцве­ток орловских («бархатных, глинистых, пальмовых, рябых и ореховых»). Рябая была аналогична пегой, пестрой и ситцевой. Но, конечно, наиболее убедительным аргу­ментом существования ситцевой разновидности орловских кур в конце XIX в. явля­ется чучело орловской ситцевой курицы (дар А.С. Баташева) в экспозиции Государ­ственного Дарвиновского музея в Москве, предположительно относящееся к 1885 г.

Местом происхождения карликовых орловских считается Германия [25]. Создание их относится к 20-м гг. XX в., хотя современные формы были получены в конце 40-х — начале 50-х гг. XX в. Там же созданы полосатая, черная и махагоновая разновидности породы с нормальной живой массой.

Характерные фенотипические особенности орловской породы кур русского типа

Общий вид. Орловские являются декоративной породой, внешне очень привле­кательной: птица по внешнему виду бойцового типа с полувертикально поставлен­ным туловищем, но не бойцовая по роду использования, широкоплечая, с крепким костяком, хорошо развитой мускулатурой, длинной шеей, характерной широкой го­ловой, украшенной бородой и баками. Перья гривы в верхней части шеи переходят в пышный загривок, который в сочетании с баками и бородой образует подобие шара. Клюв крепкий, загнутый, как у совы или сокола. Надбровные дуги хорошо развиты. 85

Ноги крепкие и длинные, неоперенные. Пальцев четыре. Окраска клюва — от жел­той до желтой с роговым оттенком, окраска ног — желтая. Окраска радужной обо­лочки глаз — от янтарной до оранжево-красной.

В процессе создания и разведения орловской породы наибольшее внимание в нашей стране уделяется внешним экстерьерным морфологическим особенностям птицы, а не окраске оперения.

В России орловская порода имеет ряд разновидностей по окраске оперения: алую (бурогрудую и черногрудую), белую, ситцевую (красно-черно-белую), пятни­стую красно-белую, махагоновую (бурогрудую и черногрудую), полосатую, черную (последние две встречаются редко). Упоминаются еще и такие окраски оперения, как багряная и желтая. Существуют карликовые формы некоторых разновидностей породы. Если говорить о породе в целом, то стоит упомянуть и разновидности не­мецкой селекции.

По некоторым данным, ситцевую окраску орловских кур, которая наиболее популярна у российских птицеводов, европейские коллеги уже разделили согласно цвету основного фона на коричнево-ситцевую, золотисто-коричневую-ситцевую, зо­лотисто-ситцевую, лимонно-ситцевую, серебристо-ситцевую, изабеллово-ситцевую, золотисто-бело-ситцевую (золотистую с белыми пятнами). Нужно упомянуть и о дру-гих трехцветных окрасках оперения: ситцевой, или красно-пестрой (rotbunt), интен­сивно пестрой (tollbunt) и разновидности куропатчатой окраски с белыми кончика­ми перьев (rebhuhnfarbig mit wei.en Federspitzen [27]), которая по классификации не входит в трехцветные, но по сути является таковой [27]. Однако в «Европейском стандарте-2015» у орловских указаны лишь 6 основных окрасок оперения: rotbunt (ситцевая, или красно-пестрая), mahagonifarbing (махагоновая), wei. (белая), schwarz (черная), schwarz-wei.gescheckt (черная с белыми пятнами). Как говорилось выше, орловская порода кур имеет довольно высокую степень внутрипородного разноо­бразия. Поскольку описание всех типов и разновидностей невозможно было дать в рамках настоящей статьи, авторы остановились на особенностях породы русского типа как наиболее внешне привлекательной.

Описание породы

Породные признаки петуха. Голова относительно крупная с широкой лобной костью, передняя часть слегка выпуклая и закругленная, затылочная часть плоская и круто спускается вниз. Клюв короткий, толстый, массивный в основании, силь­но загнутый, желтый или с роговым налетом в зависимости от окраски оперения, предпочтителен с так называемым «расщелом». Гребень небольшой, ореховидный, покрыт мелкими бугорками, между которыми прорастают маленькие перышки (наи­более предпочтителен). Встречается также ореховидный гребень, по форме напоми­нающий «валик». Оба типа гребня расположены на передней части лобной кости и «набегают» на ноздри. Глаза блестящие, окраска радужной оболочки от янтарного до оранжево-красного цвета.

Хорошо развиты надбровные дуги. Лицо гладкое, красного цвета. Ушные моч­ки очень маленькие, красные, закрыты перьями. Сережки практически отсутству­ют и полностью покрыты перьями бороды. Баки и борода пышные, хорошо разви­ты, покрыты мягкими перьями, борода предпочтительно клиновидной формы. Шея длинная, прямо поставленная, грива густая, не достигает плеч. У основания затылка перья более короткие, неплотно прилегают, создавая впечатление шарообразного за­86

гривка. У основания шеи перья гривы менее объемны и плотнее прилегают к телу, концы гривы лишь слегка касаются плеч. Спина средней длины, плоская (предпочти­тельней) или слегка выпуклая, с небольшим наклоном, широкая в плечах, сужается к хвосту. Грудь широкая, слегка выпуклая с плотно прилегающим оперением. Ту­ловище средней длины, широкое в плечах. Живот среднеразвит. Крылья средней длины, широкие, плотно прижаты к туловищу. Плечи отчетливо выделяются. Хвост средней длины, полный, образует прямой угол с линией спины. Косицы хвоста ко­роткие, тонкие, узкие, расходящиеся в стороны, круто загнуты. Верхние косицы не­много возвышаются над остальными перьями хвоста. Голени толстые, отчетливо выделяются, покрыты плотными перьями. Плюсны предпочтительней длинные, тол­стые, неоперенные, гладкие, желтые. Пальцев четыре, желтые, когти светлые. Опе­рение плотное, блестящее.

Породные признаки курицы. Породные признаки курицы аналогичны призна­кам петуха, кроме тех, которые обусловлены половыми различиями. Борода и баки у кур хорошо развиты. Ушные мочки и сережки полностью закрыты баками и боро­дой. Гребень слабо развит. Туловище поставлено более горизонтально, слегка длин­нее и не такое широкое. Хвост среднего размера, поставлен под меньшим углом, чем у петуха, сомкнутый.

Окраска оперения русских орловских кур, как перечислено выше, весьма раз­нообразна, имеет сложную генетическую природу, и авторы не имеют возможности дать ее описание в рамках данной статьи.

Недопустимые недостатки орловской породы. Низкорослость, недостаточная живая масса, горизонтальная постановка туловища у петухов, слабо развитый кор­пус; узкие грудь и/или плечи, некрасные мочки, недостаточное развитие бороды, ба­ков и загривка, слабо загнутый, тонкий или длинный клюв, неореховидный гребень, горбатая и кривая спина, хвост, расположенный не под углом 90 градусов к линии спины, укороченные и тонкие плюсны, нежелтая окраска кожных покровов, клюва и плюсен у молодой птицы; у птицы ситцевой окраски черная борода и баки.

Хозяйственно полезные качества, особенности поведения

Несмотря на то, что орловские куры создавались как декоративная порода, селекция их велась одновременно на мясную и яичную продуктивность. Живая масса годовалого петуха составляет 3,0–3,5 кг, курицы — 2,5–3,0 кг, переярого — 3,6–4,0 кг, курицы — 2,9–3,5 кг. Птица дает относительно много вкусного мелко- волокнистого мяса, особенно обильного на груди, не обрастает жиром. Яйценос- кость — около 160 яиц за год яйцекладки. Орловские куры заносятся весной несколь­ко позднее других пород, но кладку яиц производят до глубокой осени. По данным А.А. Севастьяновой и А.В. Александрова, возраст достижения половой зрелости у орловских в среднем больше на 4–6 нед., чем у большинства мясо-яичных пород. Масса яйца от годовалых кур составляет 53–58 г. Окраска скорлупы яйца — от белой до бледно-кремовой.

Цыплята выводятся крепкими, жизнеспособными, но склонны к заболеваниям (по старым источникам), до двухмесячного возраста растут и оперяются медленно. Современные орловские отличаются хорошей жизнеспособностью. Сохранность взрослых орловских ситцевой разновидности русского типа составляет 100,0%, молодняка — 95,0–99,0% (по результатам оценки за 2015 г, коллекция ВНИТИП). В последние 50 лет шла селекция на быструю оперяемость, и в настоящее время су­ществуют популяции орловских, в частности, немецкого происхождения, с быстрой оперяемостью.

Взрослые петухи и куры хорошо переносят морозы, не отмораживают гребни и могут содержаться в неотапливаемых птичниках. Инстинкт насиживания частично сохранен. Куры — хорошие и заботливые матери. Птица неприхотлива относитель­но корма, потребляет много сочных зеленых кормов. Характер драчливый, неужив­чивый (по старым источникам), сейчас чаще говорят об их спокойном темперамен­те. Порода обладает широким генетическим разнообразием. Это, с одной стороны, способствует поддержанию жизнеспособности, устойчивости к болезням и являет­ся источником уникальных генов; с другой стороны, порода в разных популяциях по некоторым признакам не является генетически стабильной, что подтверждается и практикой разведения орловских кур, которая не всегда дает устойчивые результа­ты в отношении внешнего облика птицы.

В середине и конце XIX в. орловских петухов часто использовали для улучше­ния крестьянской беспородной птицы.

Распространение породы в России. Экспорт за рубеж

В конце XVIII и на протяжении XIX вв. порода имела широкое распростра­нение в России. Пик расцвета орловских в нашей стране приходится на 70–80-е гг. ХIХ столетия. В то время это была крупная птица, весившая примерно 4,4 кг (пету­хи) и 2,8–3,2 кг (куры). По сохранившимся сведениям, петухи даже могли клевать крошки со стола. Гордый вид птицы, великолепные украшения на голове вызывали восхищение у посетителей выставок птицеводства. Недаром выдающимся предста­вителям породы в знак уважения к ним давали имена «Молодец», «Русская красави­ца», «Слава», «Суворов».

В те времена в становлении орловской породы большие заслуги принадле­жали таким любителям, как А.С. Баташев, М. Аврахов, И. Руднев, Р.Л. Гречихин, О.М. Орлова, М.И. Мариуц-Гринева и др. Особенно славились орловские в Тульской губернии и в селе Павлово [5].

Впервые орловские куры экспонировались на первой выставке (1881 г.), орга­низованной Московским обществом любителей птицеводства (МОЛП), создание ко­торого относится к 1880 г. Впоследствии их демонстрировали ежегодно на всех круп­ных выставках в России, где разводчики за свою птицу получали золотые и серебря­ные медали. В России были известны и другие общества, способствующие развитию птицеводства в стране: в 1885 г. состоялось открытие Императорского российского общества птицеводства (ИРОП), в 1896 г. — Российского общества сельскохозяйст-венного птицеводств (РОСХП). Успешно работали региональные общества почти в каждой крупной губернии. Подробное и увлекательное изложение становления российского птицеводства, проведение выставок, биографии и портреты знакомых и несколько забытых нами деятелей-подвижников в области птицеводства, велико­лепные фотографии птиц, в том числе и орловских, можно найти в содержательной и прекрасно иллюстрированной книге В.И. Фисинина «История птицеводства рос­сийского» [19]. В 1884 г. экземпляры орловской породы были импортированы в Гер­манию, но не получили дальнейшего распространения в этой стране, и только с за­воза птицы в 1910 г. она стала разводиться согласно вкусам немецких птицеводов. Около 1900 г. орловские куры были завезены в Англию. В настоящее время их раз­водят во многих странах. В некоторых случаях завоз птицы из России в одни и те же 88

страны проводился неоднократно, поскольку первоначально завезенные особи или не выживали в новых условиях, или не всегда отвечали интересам местных селек- ционеров. В Англии, Германии и США действуют клубы и общества любителей ор­ловских кур.

За рубежом так же, как и в России, орловские пользовались успехом на вы­ставках, в том числе международных: в Милане (1906 г.), Турине (1911 г.), впоследст- вии — и в других городах и странах, где их разводчики награждались золотыми и серебряными медалями. Эта птица и сейчас часто экспонируется за рубежом. На последнем чемпионате Европы (г. Лейпциг, 2012 г.) была представлена 21 815 экзем­пляров кур и петухов, из них 71 — особь орловских нормального размера и 96 — ор­ловских карликовых.

Современное состояние

К сожалению, исторические потрясения в России вплоть до середины XX в. привели к резкому сокращению поголовья орловских кур в нашей стране. Любите­ли-птицеводы даже считали, что стандартного образца орловских кур первоначаль­ного типа не сохранилось. Однако в Государственном Дарвиновском музее в Москве хранятся несколько чучел кур орловской породы уже упоминавшегося селекционера А.С. Баташева, которые относятся к 80-м гг. XIX в. (рис. 4). Есть также чучело орлов­ского ситцевого петуха в Зоологическом музее (С.-Петербург) и курицы орловской алой в Санкт-Петербургском государственном аграрном университете (г. Пушкин близ С.-Петербурга). Благодаря стараниям птицеводов-любителей орловская порода постепенно восстанавливалась. В последние десятилетия прошлого века большая за­слуга в восстановлении породы принадлежит таким поклонникам орловской птицы, как А.В. Аминьев, М. Н. Винокуров, И.М. Оконечников, В.А. Отрывин, М.И. Ба­бушкин, Н.И. Золотухин, А.С. Блистанов, Б.С. Антонычев и С.Н. Монахов. Большой вклад в восстановление породы принадлежит Александру Сергеевичу Блистанову, большому любителю всех домашних животных и птиц, но отдававшему предпочте­ние отечественным породам. Будучи в ГДР в 1974 г., он привез в СССР два гнезда орловских ситцевых, два гнезда алых и два гнезда карликовых ситцевых немецко­го типа, что способствовало увеличению поголовья этой породы в нашей стране, а также расширяло возможности для отбора особей орловской породы (из архива Б.С. Антонычева).

На данный момент в России существующие популяции орловских ситцевых и алых представляют собой скорее промежуточные формы с большим или меньшим приближением к русскому или немецкому типам [5]. Примерная численность поро­ды в настоящее время в стране составляет более 3500 особей.

Одна из наиболее многочисленных групп орловских кур (более 800 особей только ситцевой разновидности нормального размера) содержится в коллекционном хозяйстве ВНИТИП, где племенная работа с птицей ведется А.А. Севастьяновой и А.В. Александровым. Во ВНИИГРЖ насчитывается примерно 60 особей (И.В. Кар­пухина, А.Б. Вахрамеев и др.), в Московском зоопарке — 20 особей. В индивиду­альных хозяйствах в последние десятилетия селекцией орловских кур занимаются А.В. Никишин, С.Б. Родионов, М.С. Мизинюк, А.М. Савчук, А.Н. Павлов, Д.Е. Тах­туев, А.И. Самарин, А.Н. Говоров, А.В. Бобкин, Ю.И. Дмитриев (Латвия).

Большую роль в сохранении и поддержании орловской породы играют птице­водческие общества, издаваемая литература по этому вопросу. Показателем сохране­ния породы и интереса к ней служит проведение выставок птицеводства, на которых птица оценивается судьями и экспертами. Птица, не в полной мере соответствующая стандарту, с пороками либо не допускается на выставку, либо экспертная оценка ей будет низка. Это позволяет селекционерам показать свою птицу, обменяться мне­ниями, принять к сведению экспертную оценку и указания на недостатки выстав­ленных экспонатов. К достижениям последних лет можно отнести и возникнове­ние новых обществ — таких, как Клуб любителей орловской породы, руководимый А.В. Никишиным (1993 г.), и Клуб любителей орловской породы русского типа под руководством В.Н. Жмылева (2008 г.), создание в электронной сети порталов: Fermer.ru и volp.msk.ru (Всероссийского общества любителей птицеводства — ВОЛП).

Итак, подведем итог. Что же нам осталось в области разведения отечественных пород кур, в частности, орловской породы, со времен Российской империи, что мы потеряли и что появилось нового? Прежде всего нам достались селекционные дости­жения прежних лет (в т. ч. орловская порода кур), архивы, описания пород, чучела, старые фотографии, открытки, медали. Сохранились некоторые общества птицевод­ства (в частности, МОЛП, которому в 2010 г. исполнилось 130 лет), опыт проведения выставок, научная и практическая литература [1, 2, 7 и др.].

Вместе с тем сократилась довольно обширная печатная информационная база по вопросам птицеводства: если в Российской империи выходило порядка 10 пе­риодических изданий по птицеводству, то в настоящее время имеется только один специализированный журнал — «Птицеводство», — в котором редко появляются статьи о чистопородной, любительской птице. Издается хорошо иллюстрированный журнал «Дворовая живность и усадьба», периодически освещающий темы, связан­ные с любительским птицеводством, и это все. Сейчас в нашей стране не существу­ет музея птицеводства, который в дореволюционный период играл большую роль в деле просвещения селекционеров и населения по вопросам птицеводства и рас­пространения пород. Располагался музей в центре Москвы, в башне Китай-города. Там можно было прочитать специальную литературу, пообщаться со специалистами и любителями, получить адреса, где можно купить птицу [6, 11]. Снизился интерес глав государства и чиновников высокого уровня к возрождению отечественного лю­бительского птицеводства, а в Российской империи крупные выставки птицеводства посещал сам император с семьей и сановниками высшего ранга. Многие общества птицеводства официально находились под покровительством членов императорской фамилии. Особо отличившиеся разводчики птицы получали не только медали, но и ценные подарки [11]. Отчеты о выставках постоянно публиковались в периоди­ческой печати. Такие состоятельные любители пород кур, как А.С. Баташев, после окончания работы выставок раздавали свою птицу бесплатно крестьянам и любите­лям и даже пересылали целые коллекции пород кур в другие страны [11].

В первые годы Советской власти со стороны ученых, специалистов, сотруд­ников Наркомзема и других государственных учреждений был проявлен интерес к птице отечественного происхождения. Организуются экспедиции в целях инвен­таризации, научного описания и изучения отечественных популяций кур. Созда­ются племенные рассадники, научные опытные станции. Разрабатывается научная классификация пород кур. Неоценимый вклад в генетику домашней курицы как в отечественном, так и международном масштабе, был сделан А.С. Серебровским (1892–1948). Под его руководством проводилось изучение генетики морфологиче­ских признаков орловской и других пород кур, а также гибридов (помесей) с ор­ловскими. В сборнике трудов «Генетика домашней курицы» [14] представлены ре­зультаты этих исследований. Этот сборник до сих пор является непревзойденным 90

трудом по генетике орловской породы в отношении охвата материала и количеству изученных признаков. В частности, Серебровский изучил особенности наследова­ния 49 морфологических признаков у орловской породы. Конечно, науки развивают­ся, особенно генетика, и существование не всех генов, контролирующих морфоло­гические признаки у орловских кур, изученные Серебровским, были впоследствии подтверждены. В сборнике приведен 31 рисунок пород и гибридов, оригиналы этих рисунков в цветном изображении в количестве 28 экземпляров, выполненные ху­дожниками А.Н. Мартыновым и Н.Н. Львовой, хранятся в ИОГен. У А.С. Серебров- ского — первого вместе с С.Г. Петровым (1903–1999) — опубликована работа в 1930 г. по генетической карте хромосом у курицы. Однако до сих пор в зарубежной печати это открытие приписывается Хатту несмотря на то, что работа последнего автора была издана позже, в 1936 г. [10].

Несомненной заслугой А.С. Серебровского является организация масштаб­ных экспедиций по геногеографии кур [15]. В результате их проведения с 1926 по 1933 гг., которые охватывали 23 региона территории СССР (РСФСР, Украинской ССР, Кавказа и Узбекской ССР), был получен уникальный материал по тщатель­ному описанию известных морфологических мутаций, контролируемых 17 генами у 58 местных популяций кур, причем перед процедурой описания птицы сотрудники А.С. Серебровского выясняли, не было ли случаев их метизации в недалеком про­шлом, и если она была, то такие популяции не принимались для обследования. Эти экспедиции оказались единственными в мире, как в прошлом, так и в настоящее вре­мя, поэтому сведения о распространении морфологических признаков у кур имеют­ся только относительно российской территории и отсутствуют по другим странам. Некоторые изученные гены присутствуют в генотипе орловской породы, и по этим данным мы можем проследить их распространение в то время и в том географиче­ском пространстве. Отметим также, что данные по распространению тех или иных мутаций у кур могут быть использованы совсем в другой области, а именно: при из­учении переселения народов, поскольку распространение домашних кур по странам и регионам осуществляется только вместе с человеком [10].

В 1976 г. был опубликован указ Птицепрома СССР об организации у нас в стране коллекционных ферм пород птицы. До издания этого указа небольшие кол­лекции пород существовали в экспериментальных хозяйствах Полтавского сельско­хозяйственного института, ТСХА, Ленинградского государственного педагогическо­го института им. А.И. Герцена, в Госплемптицезаводе (ГППЗ) «Кучинский» и др. В том же 1976 г. создаются коллекционные фермы во ВНИТИП и ВНИИГРЖ, Укра­инском научно-исследовательском институте птицеводства (УНИИП). На данный момент сохранились коллекции породных кур во ВНИТИП (75 пород) и ВНИИГРЖ (45 пород). Значительно расширились научные исследования орловской породы во второй половине XX в., в частности, изучение генетических особенностей орлов­ской породы в сравнительном аспекте с другими породами. На протяжении пример­но 30 лет подобные работы проводились в ИОГен. Порода была изучена по мерным признакам (промеры тела), морфологическим дискретным признакам, биохимиче­ским маркерам генов и молекулярно-генетическим маркерам (микросателлитам, ДНК-фингерпринтингу, RAPD, мтДНК) [9, 11, 13]. В задачу исследований входило изучение внутрипородного разнообразия в связи с происхождением, направлением проуктивности, диагностической ценностью маркеров и техникой их определения. По ДНК-фингерпринтингу и RAPD-маркерам работы были выполнены в Инсти­туте биологии гена РАН. Подробный анализ этих результатов мы планируем дать в последующей работе вместе с привлечением новых данных по ряду молекулярных маркеров у орловской породы.

В настоящее время в ИОГен продолжаются работы по изучению орловской по­роды с привлечением молекулярно-генетических маркеров. Проблема, как сказано выше, состоит в том, что за время длительного существования породы могла проис­ходить неконтролируемая (как и контролируемая) метизация птицы, которая вносила свою генетическую компоненту в первоначальный генофонд породы. Кроме того, при использовании генетических, в том числе молекулярных маркеров, следует обра­тить внимание на то, что при тестировании небольшого числа особей из генеральной совокупности мы не можем с уверенностью сказать, какая выборка будет адекватно отражать генофонд породы в целом. Немаловажным фактором является и выбор мар­керов: не все обладают одинаковой диагностической ценностью в разных популяци­ях и для разных целей.

Факторы, затрудняющие сохранение породы

Факторы, упомянутые в заголовке этого раздела, можно разделить на две ка­тегории: объективные и субъективные. Объективные факторы вытекают из слож­ной генетики орловской породы, и к ним следует отнести наличие гетерозиготности у особей по ряду генов, существование отрицательных корреляций между признака­ми, взаимодейстие генов, плейотропия и прочее. На данный момент в породе редко встречаются особи, у которых экспрессия всех породных признаков максимальна, т.е. приближена к стандарту. Трудность сочетания в одной особи комплекса опти­мально выраженных морфологических признаков — один из основных сдерживаю­щих факторов в разведении породы.

Самую красивую ситцевую разновидность породы сохранить и поддерживать довольно сложно, поскольку этот рисунок оперения в полной мере проявляется толь­ко к двухлетнему возрасту и имеет сложный характер наследования. Отсюда очевид­но, что разведение породы требует большого умения в выборе нужной численности поголовья для разных целей и состояния популяций, немалых расходов, а также мно­голетнего опыта, мастерства, терпения и затрат времени. К этой же группе факторов можно отнести смену поколений селекционеров за 200 лет существования породы. К сожалению, уходят из жизни старые умельцы и специалисты по орловской породе, а пришедшие им на смену живут уже в другой эпохе.

К субъективным факторам относятся дефицит литературы по породному раз­ведению кур, отсутствие за последние десятилетия каталогов отечественных пород с современными стандартами этих пород, обязательными для всех наших селекци­онеров-любителей. В результате мы имеем несогласованность в их работе, иногда нежелание следовать стандарту породы просто потому, что любителям так нравится или не нравится.

Очередные задачи по разведению и сохранению орловской породы кур

Имеющееся поголовье орловской птицы, судя по выставкам, довольно силь­но отличается по своим характеристикам. Практически для всех особей актуаль­ным является увеличение живой массы у петухов на 1 кг, увеличение угла постава корпуса до полувертикального (45°). Во многих стадах птицы есть необходимость проводить жесткий отбор по признакам головы: увеличивать ширину лобной кости и степень выраженности надбровных дуг, удалять из племенного стада кур и петухов со средне- и слабозагнутым клювом. Голени и плюсны должны быть не средней дли­ны, а длинные, причем голени должны выделяться, но в то же время они не должны быть очень длинными (бойцового типа). Хвост от немного приподнятого необходимо «поставить» вертикально к линии спины. Отдельное место в селекции наиболее по­пулярной ситцевой разновидности занимает окраска оперения. Программа научных исследований, реализуемая учеными ФГБУ ВНИТИП, направлена на решение этой задачи. Положительную роль в сохранении породы играют выставки орловской по­роды, в частности, проводимые ежегодно с 2008 г. выставки Клуба любителей орлов­ской породы русского типа. На первых выставках этого Клуба численность орловской породы составляла чуть более 40 особей, в 2011 г. на экспертизу было представлено более 50 особей, в 2012 г. — 63, в 2013 г. — 54. При этом, почти половину каждой экспозиции составляла молодая птица. Представление молодой птицы стимулиру­ет заводчиков получать постоянно высококачественный молодняк, а не выставлять 1–2 удачных особи в течение 3–7 лет ее жизни.

Заключение

Генофонды домашних животных — это «коллекции» уникальных генов и их сочетаний, и они так же важны для человечества, как полезные ископаемые, вода, земля и другие необходимые для человека ресурсы.

Домашние животные являются творением разума и рук человека, и в них от­ражаются не только практические интересы населения, но и их вкусы, предпочтения, увлечения, в конце концов — их душа и менталитет. Кроме получения от домашних животных мяса, молока, яиц, шерсти и защиты нашего имущества, мы должны пом­нить о сохранении домашних животных еще и как культурного наследия народов, их создавших. Вспомним, сколько написано литературных произведений, сказок, по­словиц и поговорок, посвященных тем, кого мы приручили! Не забудем и того, что в отличие от неживой природы мы можем общаться с домашними животными, в том числе и с курами. В последнем случае авторы статьи могут поделиться своим опы­том. Часто домашние животные показывают нам пример бескорыстного служения и защиты людей, с которыми они живут. Без них наша жизнь духовно была бы гораздо беднее (а в духовке — менее вкусной).

Обобщая сказанное, мы можем констатировать, что вместе с доместикацией диких животных возникла новая социальная общность: Человек и Домашние живот­ные, более широко — система: Человек и Домашние животные. Оба элемента этой системы находятся во взаимодействии друг с другом со знаком как плюс, так и ми­нус. Укажем здесь только на один из минусов, на который, как правило, исследо­ватели не обращают внимания: домашним животным предоставляются кров, пища и защита от хищников, но в результате этого они постепенно утрачивают способ­ность думать самостоятельно и ждут указаний от человека. К тому же у них ослабе­вает связь со своими сородичами.

Вернемся от общего к частному, т.е. к орловской породе кур. Несмотря на свою непростую историю, орловские куры остаются весьма популярными в нашей стране. Они по-прежнему являются непременными участниками почти всех крупных вы­ставок и смотров ведущих объединений птицеводства России конца ХХ — начала ХХI вв. Благодаря их привлекательной внешности, изящному рисунку оперения ху­дожники неоднократно воплощали их в картинах и рисунках.

Самое главное — у нас еще сохранился потенциал любителей-птицеводов и научных сотрудников, которые считают своим долгом способствовать сохранению орловской птицы отечественной селекции. Наши птицеводы очень любят свою птицу и стараются ее сохранить для будущих поколений. Это увлеченные люди, своего рода коллекционеры, готовые отдать за приглянувшуюся им птицу немалую сумму денег. Подключение к этой проблеме научных исследований в области генетики, наблю­дений селекционеров по поводу того, как нужно проводить отбор и подбор птицы, а также разрабатываемые проекты по созданию заповедников домашних животных и птицы ставят решение этой проблемы на новый уровень и помогут сохранить наши селекционные достижения и культурное наследие в этой области.

Авторы выражают благодарность А.А. Алимову и А.В. Никишину за помощь и консультации при написании данной статьи.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 14-04-01475).

Библиографический список

1. Абозин И.И. Птицеводство. Птичий двор в русских хозяйствах. СПб.: Изд. А.Ф. Дев­риеня, 1895. 748 с.

2. Аврахов М. Орловские куры // Природа и охота. 1882. № 5. С. 87–90.

3. Алтухов Ю.П., Захаров И.А., Столповский Ю.А., Салменкова Е.В., Евсюков А.Н., Моисеева И.Г. Динамика популяционных генофондов животных // Динамика популяционных генофондов при антропогенных воздействиях / Под ред. Ю.П. Алтухова. М.: Наука, 2005. С. 110–294.94

4. Альбом хозяйственных пород домашней птицы. СПб.: Имп. Рос. об-во птицеводства, 1905. 148 с.

5. Антонычев Б.С. Возрождение орловских // Птицеводство. 1993. № 7. С. 40–44.

6. Дмитриев Ю.И. Куры России. Рига: Zelta Rudens, 2009. 140 с.

7. Герасимов Д.И. Основы промыслового птицеводства. Киев, 1914. 321 с.

8. Елагин П.Н. Куры и уход за ними. М.: Тихомиров, 1912. 53 с.

9. Моисеева И.Г., Семенова С.К., Банникова Л.В., Филиппова Н.Д. Генетическая струк­тура и происхождение старой русской орловской породы кур // Генетика. 1994. Т. 30. № 5. С. 681–694.

10. Моисеева И.Г., Никифоров А.А., Романов М.Н., Балановский О.П. Динамика разно­образия домашних животных под действием антропогенного фактора // Интеграция археоло­гических и этнографических исследований: Сб. научн. тр. Омск, 2003. С. 284–287.

11. Моисеева И.Г. Генетика кур и их генофонды // Генофонды сельскохозяйственных животных: генетические ресурсы животноводства России / Под ред. чл.-корр. И.А. Захарова- Гезехуса. М.: Наука, 2006. С. 229–388, 411–432, 462–467.

12. Ненюков С.С. Каталог племенного птицеводства, кролиководства, козеводства и го­лубеводства. Нижний-Новгород: Типо-Литография. С. Петрова, 1908. 112 с.

13. Оюн Н.Ю., Моисеева И.Г., Севастьянова А.А., Вахрамеев А.Б., Александров А.В., Кузеванова А.Ю., Алимов А.А., Сулимова Г.Е.. Полиморфизм мтДНК в различных популяциях орловских ситцевых кур // Генетика. 2015. Т. 51. № 9. С. 1057–1065.

14. Серебровский А.С. Исследования по генетике курицы // Генетика домашней ку­рицы: Тр. Аников. генет. станции Наркомзема РСФСР / Под ред. Н.К. Кольцова. М.: Новая деревня, 1926. С. 1–74.

15. Серебровский А.С. Избранные труды по генетике и селекции кур. М.: Наука, 1976. 403 с.

16. Семенова С.К., Филенко А.Л., Васильев В.А., Просняк В.И., Севастьянова А.А., Ры­сков А.П. Использование полиморфных маркеров ДНК для дифференциации пород кур раз­личного происхождения // Генетика. 1996. Т. 32. № 6. С. 795–803.

17. Соболев В.Н. О петушиных боях в Москве // Московская старина: (Воспоминания москвичей прошлого столетия). М.: Правда, 1989. С. 190–206.

18. Теплов Н.Г. Птичий двор. СПб., 1774. 104 с.

19. Фисинин. В.И. История птицеводства российского. Т. 1. М.: Изд-во Хлебпродин­форм. 2014. 347 с.

20. Afraz F. Study of blood protein polymorphism and external characters of native chickens in Iran // Pajouhesh and Sazandegi Journal. 2006. № 71. P. 52–70.

21. Baker C.M.A., Croizier G., Stratil A., Manwell C. Identity and nomenclature of some protein polymorphisms of chicken eggs and sera // Adv. in Genet. 1970. V. 15. P. 147–174.

22. Durigen B. Die Gelflugelzucht // Berlin, Verlag Von Paul Parey. 1906. G. 224–225.

23. Final Report. Development of Strategy and Application of Molecular Tools to Asses Biodiversity in Chicken Genetic Resources (AVIANDIV). Contract number BIO4-98-0342. 2001. P. 1–28.

24. Hillel J., Groenen M., Tixier-Boichard M. Korol A.B., David L., Kirzhner V.M., Burke T., Barre-Dirie A., Crooijmans R.P.M.A., Elo K., Feldman M.W., Freidlin P.J., Maki-Tanila A., Oortwijn M., Thomson P., Vignal A., Wimmers K., Weigend S. Biodiversity of 52 chicken populations assessed by microsatellite typing of DNA pools. // Genet. Sel. Evol. 2003. Vol. 35. P. 533–557.

25. Keller P. Orloff und Zwerg-Orloff. Verlagshaus Reutlingen // Oertel + Sporer, 1993. S. 31–61.

26. Marks H., Krebs W. Unser Rassegeflugel: Huhner enten Ganse puten Perlhuhner. В.: VEB D. Landwirtschaftsverl, 1966. 400 р.

27. Rassegeflugel-Standard fur Europa. 2012.

28. The Encyclopaedia of Poultry. L.: Waverley, 1921.Vol. 2. 84 p.

Добавить комментарий